Макс пошёл, чтобы с оружием в руках защищать те же ценности, за которые боролся всю жизнь

Language
Russian
Date
July 12, 2022
Author
Александр Володарский
Tags
powButkevychWGoccupiedanarchist
www (1)

Я помню как мне пришло уведомление от Facebook Purity, что аккаунт Максима Буткевича исчез из друзей и вероятно удалён/забанен. Сначала я подумал, что опять сработала малоадекватная цензура фейсбука, хоть и удивился, Буткевич всегда писал очень мягко и корректно, даже когда затрагивал жесткие и болезненные темы, так что даже стучащим ботам было сложно к чему-то придраться. Потом в ленте начали появляться посты о друге попавшем в плен – его имя не называлось (вероятно, чтобы не подыгрывать ликовавшей русской пропаганде), но по контексту сразу становилось ясно о ком речь. Примерно полчаса я оставил на колебания и надежды. Но нет, видео с Буткевичем начали появляться в русских пропагандистских пабликах. Я так и не смог заставить себя просмотреть их, хватило кадра с превью. Сейчас про плен Максима наконец-то стало можно говорить вслух (повторюсь, я не знаю почему раньше все молчали, или говорили мало/иносказательно, но вероятно так было надо – поэтому я тоже молчал). То, что русская пропаганда привычно называет Буткевича "неонацистом" – не просто приевшаяся уже ложь, это что-то большее. Чудовищная насмешка над реальностью, буквально выворачивание истины наизнанку. Буткевич – это просто идеальный антифашист из палаты мер и весов. Если слово "антифашизм" когда-то удастся очистить от дерьма, которым покрыла его кремлевская пропаганда, то именно благодаря таким людям как он. Анархист, который не предавая своих идеалов пошёл в правозащиту. Он помогал всем дискриминируемым и уязвимым группам, от мигрантов до заключённых. Особое место в его деятельности занимала борьба против расизма, как уличного субкультурного, так и институционального. Буткевич занимался мониторингом расистских нападений и помощью жертвам, он помогал беженцам попавшим в депортационные тюрьмы. Да и вообще всем, кому нужна была помощь. Каким-то чудом Буткевич, постоянно варясь в чужих страданиях, не превратился в циника и мизантропа, не растерял принципов. А то, что он пошел добровольцем на фронт – в каком-то смысле продолжение его миссии как активиста и правозащитника. Он пошёл, чтобы с оружием в руках защищать те же ценности, за которые боролся всю жизнь. Эти ценности непременно победят, но хочется, чтобы Макс обрёл свободу не дожидаясь этой победы. /Александр Володарский